Записи

государственные органы

Финансовая ответственность в законодательстве Украины

????????????????????????????????????????????????

«Никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом». По Вашему мнению ничего особенного? Так, всего лишь цитата части первой статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации. Государства, как принято считать, авторитарного, политика которого нам, “продвинутым европейским демократам”, чужда и не понятна. Где грубо попираются права и свободы человека, навязывается государственная идеология…

Не так ли? Думается, все-таки не так!

Это не просто норма налогового закона соседнего государства. Это общая норма, являющейся первой ступенью действенного механизма защиты прав лиц, труд которых образует основную часть доходов любого государства, попросту говоря налогоплательщиков. Механизма не совершенного, бесспорно имеющего свои недостатки, однако отличающегося по своему уровню от нормативных гарантий защиты прав украинских плательщиков налогов, примерно как Гаагский трибунал отличается от Суда Божьего в Древней Руси.

Существенный дисбаланс правового статуса государства и налогоплательщика, принцип приоритета интереса государственного над интересом частным, существующие в отечественном финансовом праве на протяжении всей его советской, досоветсткой и, к сожалению, постсоветской истории, является тем барьером, который не под силу взять украинскому законодателю на протяжении вот уже без малого двадцати лет нашей независимости. При этом, тот же самый баланс намного проще и быстрее достигается в тех постсоветских государствах, которые наши политики характеризуют не иначе как авторитарные.

Явный перекос в сторону публичного интереса над интересом частным, нивелирование первым последнего воспринимался если не здраво, то по крайней мере органично в условиях административно-командной системы СССР. Ведь тезис о том, что индивид должен в полной мере жертвовать своим личным в интересах общественного лежал в основе официальной государственной идеологии. Естественно, это не могло не найти своего отображения в наиболее императивной отрасли советского права – праве финансовом. Таким образом, финансовое право советского и постсоветского периода было наделено целым рядом норм и принципов, императивно закрепляющих господство государства в налоговой сфере.

С переходом государств социалистического лагеря к рыночной экономике, их правовые системы были дополнены новыми механизмами и формулами, без внедрения которых невозможно нормальное развитие частного сектора экономики. Вследствие этого, диктат государства в сфере финансово-правового регулирования был значительно ослаблен. Однако, почему-то именно в нашей стране абсолютно обоснованные нововведения, как это часто случается, имели половинчатый характер, не были доведены до конца, надлежащим образом систематизированы, что привело в конечном счете к образованию сложного, противоречивого и неоднозначного правового массива, который мы все вынуждены называть финансовым правом.

На самом деле, отдельные положения украинского финансового законодательства, вызывают недоумение не только у специалистов. Наверное отсутствует какое-либо логическое объяснение тому, что основанием финансовой ответственности является как правило деяние (правонарушение), в котором вина не является обязательным признаком. Да что там говорить!

Само понятие налогового правонарушения, финансового правонарушения отсутствует на уровне законодательства.

Как в государстве, стремящемся обеспечить демократические права и свободы своих граждан, плательщик налогов может быть привлечен к ответственности будучи не виновным в совершении правонарушения?! При этом, отсутствие вины (усеченный состав налогового правонарушения) воспринимается не как исключение из общего правила, а как раз как само правило. Презумпция невиновности плательщика, реализована в украинском налоговом праве настолько своеобразно, что отдельные специалисты утверждают наличие презумпции вины налогоплательщика. Не может быть?! Тогда ответьте на вопрос, почему бремя доказывания невиновности, отсутствия состава правонарушения в административной процедуре обжалования решений налоговой службы лежит на плательщике?! Почему плательщик, действующий на основании налогового разъяснения не освобождается от ответственности за совершение правонарушения, как это принято в США, Франции, Швеции и других странах, включая ту же Россию?!

Давайте признаем, сегодняшнее состояние нормативного регулирования финансовой, в т.ч. и налоговой ответственности в Украине не выдерживает какой-либо критики. Введя финансовые санкции за нарушение налогового законодательства, законодатель ограничился установлением лишь общих правил их применения и обжалования, не урегулировав на уровне законодательства понятия финансового правонарушения, его элементов и признаков, что не просто значительно усложняет правоприменительную практику, но является обстоятельством, искривляющим логику законодательного регулирования, препятствующим гуманизации финансового права и такой крайне важной для всей правовой системы подотрасли права как налоговое право.

Бесспорно, свобода слова и совести, свобода собраний, право на жизнь, здоровье, равно как и другие фундаментальные права человека и гражданина, равно как и гарантии их осуществления, лежат в основе построения любого демократического общества. Но не стоит ли в одном ряду с этими правами право на защиту права собственности и может ли быть полностью свободен человек, не имеющий защиты своих прав в налоговой сфере, в отношениях, составляющих основу взаимодействия государства и общества? Ответ очевиден.

Отметим, что в отечественном варианте правового института финансовой ответственности ситуация усугубляется тем, что с одной стороны этот институт практически создан. Т.е. финансовая ответственность отделена от ответственности административной, равно как и от любого другого вида ответственности по целому ряду признаков, которые делают невозможным защиту прав плательщиков налогов в рамках, скажем административно-правовых гарантий, которые достаточно неплохо выписаны на уровне Кодекса об административных правонарушениях, однако не предоставляют равноценной альтернативы в рамках права финансового.

Так, с одной стороны, законодатель установил финансовые санкции, как меру ответственности за совершение налоговых и других финансовых правонарушений, определил особый субъектный состав налоговой ответственности, ввел специальный процессуальный порядок реализации, применения налоговых санкций, полностью обеспечив интересы государства в налоговых правоотношениях. С другой стороны, законодатель обделил своим вниманием вопросы, касающиеся защиты прав налогоплательщиков в процессе применения к ним финансовых санкций.

Так, законодательно не установлены обстоятельства, исключающие ответственность лица за совершение налогового правонарушения. К таким обстоятельствам Налоговый кодекс Российской Федерации относит отсутствие события налогового правонарушения, совершения правонарушения лицом не достигшим 16-тилетнего возраста, истечение сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения, которые в налоговом праве считаются со своими особенностями, исходя в большинстве случаев не из даты совершения правонарушения, а из того в каком налогом периоде такое правонарушение было совершено. И конечно, обстоятельством исключающим налоговую ответственность является отсутствие вины субъекта. Конечно, ведь ответственность без вины, через которую проходили все правовые системы и отрасли права на разных этапах своего развития (за исключением редких общепризнанных случаев) является признаком недоразвитости правовой системы или отрасли права, в которой допускается подобное явление.

Как отмечалось выше, согласно действующего украинского законодательства, налогоплательщик несет ответственность за совершение налогового правонарушения не зависимо от вины. Налоговую службу не волнует и по закону не должно волновать почему плательщик не сдал своевременно налоговую декларацию, или не погасил налоговое обязательство – финансовая санкция наступает в любом случае. Бесспорно, особенности предмета правового регулирования налогового права обуславливают необходимость более жесткого императивного регулирования отношений сторон, нежели в праве хозяйственном или даже в административном. Так, перечень оснований, по которым лицо может избежать налоговую ответственность, должен быть уже.

Однако, они должны присутствовать как таковые! Уровень оперативной самостоятельности государственного налогового органа должен быть ограничен, однако он должен присутствовать.
Ведь, современные экономические отношения более не позволяют ограничиваться в налоговом регулировании лишь жестко императивным методом, присущим советскому финансовому праву. Давно созданы объективные предпосылки для «смягчения» уровня императивности правового регулирования, что в принципе получило свое отображение и в налоговом праве, однако осталось неизменным в институте финансовой ответственности.

Что уж говорить о таких совсем не лишних для налоговой ответственности категориях как: обстоятельства смягчающие и отягчающие ответственность за совершение налогового правонарушения; эффективно работающем в ряде зарубежных стран и мертворожденном в Украине механизме налогового компромисса между налоговым органом и плательщиком; презумпции невиновности плательщика, подкрепленной четкими процессуальными гарантиями.

Что говорить об этих элементарных и давно известных другим отраслям права категориях, если украинское налоговое право даже не задумывается о категории вменяемости плательщика, возраста, с которого наступает налоговая ответственность физических лиц. И конечно, совсем смешным и неправдоподобным в наших условиях выглядит взыскание финансовых санкций на основании решения суда.

Законодательство в сфере налоговой ответственности, несмотря на многочисленные попытки оправдать существующее состояние дел со стороны науки, напоминает собой недостроенный и брошенный скелет многоэтажки, на первых этажах которого вынужденно ютятся ее первые новоселы. Новоселы – это мы с вами.

И здесь открывается вторая сторона медали. Как известно, в Украине давно уже блокируется на уровне Верховной Рады установление процедуры определения суммы налогового обязательства непрямым методом. Но ведь практически все специалисты, в принципе, признают необходимость существования подобной процедуры определения доходов плательщиков налогов. Однако, большинство отрицает возможность эффективного функционирования такого метода в современных условиях. Именно в современных условиях, созданных, или правильней сказать, не созданных действующим законодательством, в которых плательщик практически не защищен от произвола государственной налоговой службы.

Не станет ли эффективная защита прав плательщика налога вполне обоснованной предпосылкой для применения налоговой службой тех методов, о которых так долго и безнадежно чают клерки в недрах ГНАУ? Конечно, да! Ведь комплексный, доработанный институт налоговой ответственности сможет с одной стороны защитить права плательщиков, а с другой, – обеспечит законную реализацию предусмотренных законодательством механизмов налогового контроля.

Рискнем предположить, что решение поставленной задачи лежит не только и не столько в плоскости принятия Налогового кодекса. Конечно, комплексный нормативный акт вполне мог бы решить большинство из существующих проблем налогового регулирования. Однако, ждать принятия такого сложного для отечественного законодателя документа совсем не обязательно, более того в современных условиях даже вредно. Ведь каждый месяц промедления с установлением на законодательном уровне современного института налоговой (не говоря уже финансовой) ответственности влечет за собой все большее и большее погружение налоговых отношений государства и плательщиков во мрак средневековья, где правила игры устанавливаются сюзереном без оглядки на законы, принятые парламентом, где статус плательщика налога зависит от его личных отношений с мытарем, и мзды последнему, где упоминание о субъективном праве конкретного лица и праве как таковом вызывает понятную посвященным улыбку. Ни это ли мы наблюдаем в «налоговой политике» правительства на протяжении последних 5-6 месяцев?

Именно поэтому институт налоговой ответственности необходимо немедленно доработать, внеся хотя бы в Закон «О системе налогообложения» уже упомянутые выше нормы, защищающие права плательщиков от произвола чиновников. В этом на первый взгляд малозначительном вопросе лежит разрешение не только многих проблем отечественных предпринимателей, но и создание благоприятного климата для иностранных инвестиций, о чем так любят говорить, очевидно лукавя, украинские чиновники.

Теперь, перейдем от лозунгов к конкретному анализу тех проблемных вопросов, отсутствие однозначного ответа на которые может стать серьезным препятствием на пути к усовершенствованию отечественного законодательства. Таких вопросов несколько. Обсудим наиболее существенные из них.

Вопрос о месте налоговой ответственности в системе видов юридической ответственности с практической точки зрения сложно переоценить. Так, имеем ли мы основания применить общие нормы Кодекса об административных правонарушениях к отношениям налоговой ответственности, процедуре привлечения к налоговой ответственности плательщика налогов?

Возможно ли применить нормы об ответственности субъектов хозяйствования, установленные Хозяйственным кодексом Украины к тем же налоговым отношениям? Ответы на эти вопросы не так просты, как кажется на первый взляд.

Так, сегодня вопрос о соотношении административной и финансовой ответственности даже в науке финансового права является не однозначным. Так, даже в российской правовой науке, где налоговая ответственность как правовой институт существует на уровне Налогового кодекса РФ, многие видят в налоговой ответственности разновидность ответственности административной.

Так, Футо С.Р. считает, что ответственность за нарушение в области налогов и сборов является только административной. Налоговую ответственность надлежит рассматривать не как самостоятельный вид юридической ответственности, а в качестве разновидности административной ответственности в области налогов и сборов. При этом ученый предлагает вообще исключить главы о налоговой ответственности из Налогового кодекса РФ, дополнив ими Кодекс об административных правонарушениях . Истоки позиции ученого следует искать в том, что, по его мнению, налоговая или финансовая ответственность не имеют каких-либо существенных признаков, которые бы отличали ее от ответственности административной.

На такой же позиции стоит и Д.В.Тютин. По его мнению, финансовая и налоговая ответственность являются видами административной ответственности. Ограничение же финансовой и администртивной ответственности происходит в основном вследствие позиции законодателя .

Таким образом, если стоять на позиции ученых, то закреплять основы ответственности плательщиков налогов следует не в налоговых законах, а в рамках административного законодательства. Будет ли это правильным? Будет ли это в полном объеме соответствовать правовой природе отношений налоговой ответственности?

Вопрос отмежевания видов ответственности в науке стоит уже достаточно давно. Еще И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшин утверждают, что множественность видов юридической ответственности подчеркивает, разнообразие методов правовой регуляции, присущих разным отраслям права . Каждый вид ответственности отображает своеобразие какого-то метода правовой регуляции.

Финансовое право, бесспорно, имеет свой отдельный, особенный метод.

Относительно классификации видов юридической ответственности, то большинство ученых выделяют несколько оснований классификации. Так, О.Е. Лейст различал криминальную, административную, дисциплинарную и имущественную ответственность по видам правонарушений и по характеру санкций, которые применяются, по порядку применения санкций, он выделяет судебную и административную ответственность, по субъектам правонарушения он различает персональную ответственность и ответственность коллективных субъектов, автор приводит также и другие основания классификации . Интересную позицию выражает И. Ребане в своей статье “Убеждения и принуждение по делу борьбы с посягательствами на советский правопорядок”, он выделяет два вида ответственности: наказание и имущественная ответственность, при чем наказание разделяется на криминальную, административную, дисциплинарную, процессуальную ответственность . По мнению Б.Т.Базилева, «наличие разнообразных охранительных норм (институтов) в рамках отдельной отрасли права не вызывает сомнений и очевидно, может служить показателем степени развитости данной отрасли».

В рамках основных отраслей права существуют отраслевые институты юридической ответственности. Административная, гражданская, дисциплинарная, семейно-правовая, колхозно-правовая (сюда же можно отнести и финансово-правовую) ответственность – все это более или менее развитые отраслевые институты юридической ответственности” . Таким образом, Б.Т. Базилев выделяет виды юридической ответственности исходя из их отраслевой принадлежности.
Интересной является позиция И.С. Самощенко и М.Х. Фарукшина, которые указывают, что при классификации видов ответственности по отраслевому признаку первичным и основным является содержание ответственности, а отраслевая ее принадлежность является дополнительным, производным признаком. Материальный признак – по мнению ученых – это совокупное понятие, которое охватывает ряд элементов, по которым один вид юридической ответственности отличается от других. Ими является: 1) характер санкций, которые применяются; 2) степень государственного осуждения, которое содержится в ответственности; 3) первоочередность задач, которые выполняются; 4) сфера действия . С.С.Алексеев указывает, что критериями деления юридической ответственности по видам есть основания возникновения, порядок осуществления, функциональная нагрузка .

Большинство современных ученых поддерживают необходимость и объективность выделения финансовой, а значит и налоговой ответственности в отдельный вид юридической ответственности. Так, И.И.Шереметьев отмечает, что сложившаяся система ответственности за нарушение законодательства о налогах и сборах как сложная, многоэлементная правовая конструкция включает себя три самостоятельных вида юридической ответственности, в том числе финансовую (налоговую), административную и уголовную ответственность .

По мнению А.Н.Сердцева, наличие специфических признаков налоговой ответственности позволяет признать налоговую ответственность за совершение налогового правонарушения самостоятельным видом юридической ответственности . И хотя по нашему мнению говорить о налоговой ответственности как о самостоятельном виде юридической ответственности несколько преждевременно, аргументация автора, повлекшая за собой этот вывод, нам кажется весьма обоснованной. Более четко сформулировала место налоговой ответственности в системе отношений юридической ответственности Арсланбекова А.З., которая отмечает, что налоговая ответственность, обладая чертами административной ответственности, является разновидностью финансово-правовой ответственности, которая реализуется в государственно-властных имущественных отношениях, складывающихся в имущественной сфере . При этом, автор под финансово-правовой ответственностью понимает правоотношение, которое возникает из нарушения физическими лицами и организациями своих финансовых обязательств перед государством, выражающееся в форме неблагоприятных последствий имущественного характера для правонарушителя.

Таким образом, по абсолютно обоснованному мнению большинства ученых финансовая ответственность, является самостоятельным видом юридической ответственности, разновидностью которого является ответственность налоговая. К такому выводу приводит анализ признаков налоговой ответственности.

Так, признаками налоговой ответственности, которые отделяют ее от административной являются, в частности, существенные отличия в нормативно-правовом регулировании налогового и административного штрафов, различие в субъектах налоговой и административной ответственности, различные процессуальные порядки привлечения к налоговой и административной ответственности, различие источников административной и налоговой ответственности, различный уровень общественной опасности административного и налогового правонарушения. Конечно, в украинском законодательстве мы вполне можем отнести к различиям между административным и финансовым правонарушением такой элемент как вину, который в административном праве Украины является обязательным условием привлечения лица к ответственности, а в финансовом нет, однако, по нашему мнению, эта особенность является скорее недостатком правового регулирования в налоговом праве Украины и не может быть вполне принята к научному анализу данных категорий.

Как указывалось выше молчание законодателя о категории вины при регулировании отношений налоговой ответственности является существенным недостатком действующего законодательства.

Однако, формула вины не может быть слепо переписана с административного или какого-либо еще права. Подход к вине правонарушителя при формировании института налоговой ответственности должен быть очень взвешенный и принимать во внимание особенности налоговых правонарушений, цели и задачи налогового регулирования.

Так, форма вины не является в налоговом праве существенным критерием для дифференциации налоговой ответственности. Здесь для установления меры ответственности не играет особой роли действовал ли правонарушитель с умыслом либо по неосторожности. Исключением может быть лишь состав правонарушения по неуплате либо неполной уплате сумм обязательных платежей.

Например, в Налоговом кодексе РФ только статья 122 содержит ссылку на форму вины правонарушителя .

Особым является перечень обстоятельств исключающих вину правонарушителя, а также смягчающих и отягчающих его ответственность. К первым обстоятельствам следует отнести не свойственное для других отраслей права, освобождение плательщика налога от ответственности в случае, если он выполнял разъяснение налогового органа. Сегодня, в Законе Украины «О порядке погашения обязательств плательщиков налогов перед бюджетами и государственными целевыми фондами» указывается, что не может быть привлеченным к ответственности налогоплательщик, который действовал в соответствии с предоставленным ему налоговым разъяснением (при отсутствии налоговых разъяснений по этому вопросу, которые имеют приоритет) или обобщающего налогового разъяснения, только на основании того, что в последующем такое налоговое разъяснение или обобщающее налоговое разъяснение было изменено или отменено, или предоставлено новое налоговое разъяснение такому налогоплательщику или обобщающее налоговое разъяснение, противоречащее предыдущему, которое не было отменено (отозвано).

Такая нелогичная и откровенно хромая конструкция, с одной стороны, вряд ли может выступить основанием для освобождения плательщика налогов, который действовал во исполнение незаконного налогового разъяснения от ответственности, а с другой, плательщик налогов в принципе не может быть привлечен к ответственности только на том основании, что «что в последующем налоговое разъяснение или обобщающее налоговое разъяснение было изменено или отменено». Очевидна необходимость доработки указанной нормы законодательства.

Детализации, нового осмысления требует в налоговом праве и такое основание освобождения от ответственности как непреодолимая сила. Глубоко разработанная в гражданском праве категория, в праве налоговом должна приобрести новое звучание. Так, далеко не все чрезвычайные непреодолимые обстоятельства могут являться основанием для освобождения субъекта от ответственности.

Возьмем к примеру порчу документов налогового учета вследствие действия сил природы. Естественно в таком случае, плательщик должен быть освобожден от ответственности за ненадлежащее хранение таких документов. А что же делать, если причиной действия непреодолимой силы стала халатность работника организации-плательщика, за действия которого организация в полной мере несет ответственность. Освобождение от ответственности в таком случае не должно иметь места. Здесь есть схожесть налоговой ответственности с ответственностью гражданской, но в отличие от гражданской ответственности бремя доказывания вины должно лежать на налоговом органе, а не на плательщике налога. На этом простом примере становятся очевидными те особенности, специфические признаки, требующие существования и развития налоговой ответственности как самостоятельного правового института.

Отдельного осмысления требует подход к привлечению к налоговой ответственности юридических лиц именно в контексте вины юридического лица. Как видно из изложенного выше, вина юридического лица является обязательным элементом составов налоговых правонарушений в развитых правовых системах. Однако, юридическое лицо, как известно, не обладает рассудком и психикой, а следовательно к юридическому лицу классическое понимание психики не применимо

Существующие в настоящее время научные воззрения по вопросам определения вины организации можно объединить в две концепции: субъективно-правовую и объективно-правовую (поведенческую). В соответствии с ними субъективная вина выражается в психическом отношении организации в лице ее законных представителей к противоправному деянию, совершенному данной организацией и его вредным (общественно опасным) последствиям. Объективная вина обусловлена объективной стороной правонарушения, т.е. зависит от характера противоправного деяния юридического лица . Таким образом, именно законодатель должен определиться исходя из каких принципов и подходов будет устанавливаться вина юридического лица.

Среди признаков, характеризующих налоговую ответственность Ефремова Е.С. выделяет, кроме всех упомянутых выше также существование такой меры налоговой ответственности как пеня . Не смотря на то, что Налоговый кодекс РФ не определяет пеню как меру налоговой ответственности. Более того, в статье 114 выводит ее из-под понятия налоговой санкции, Ефремова Е.С. относит пеню к мере налоговой ответственности по следующим основаниям:

- пеня – это дополнительное обременение по отношению к обязнности по уплате налога, которую нарушил субъект;

- пеня не всегда способна реализовать компенсационную функцию (размер ставки рефинансирования Центрального банка РФ, от которого зависит размер пени, может увеличиваться в связи с чем сумма пени может превышать сумму налога);

- основанием для взыскания пени во всех случаях является противоправное деяние, а при определенных обстоятельствах – вина субъекта;

- пеня, предусмотренная налоговым законодательством является правовым средством, заимствованным из гражданского законодательства .

Не умаляя компенсационной функции пени, отметим, что действительно пеня содержит в себе дополнительную кару для правонарушителя, что является основным признаком меры ответственности. Конечно, отнесение пени к мерам ответственности повлечет за собой проблему установления двойной ответственности за совершение одного и того же противоправного деяния (штрафа и пени), что запрещено по Конституции Украины. Вместе с тем, мы не должны, тем более размышляя о будущем правовом институте, закрывать глаза на очевидные отклонения от конституционных принципов юридической ответственности.

Еще одним признаком, определяющим самостоятельный статус налоговой ответственности, является ответственность государства за совершение им налогового правонарушения. К сожалению, сегодня ни в российском, ни в украинском законодательстве нет составов правонарушений, субъектом в которых выступает государство. Однако, такая ответственность просто необходима. В 2005 году норма об ответственности государства виде пени за несвоевременное возмещение НДС с бюджета плательщику была исключена из Закона «О налоге на добавленную стоимость». Позвольте спросить: почему? Государство считает справедливым взыскивать пеню с плательщика налога и освобождать себя от зеркальной санкции?! Это еще один яркий пример, подтверждающий наследие советского финансового права, состоящее в необоснованном дисбалансе правового статуса государства и плательщика налогов. По нашему мнению, ответственность плательщика налогов перед государством не может полноценно существовать без взаимной ответственности государства перед плательщиком, как гарантии соблюдения прав и законных интересов субъекта налоговых правоотношений.

И в завершении, отметим крайне немаловажные нормы, отсутствующие сегодня в законодательстве Украины. Речь идет о моменте, с которого лицо считается деликтоспособным в налоговых отношений. Конечно, требовать от законодателя правового регулирования вопроса о моменте возникновения деликтоспособности, при условии, что в налоговом законодательстве, к нашему стыду, отсутствуют нормы о моменте возникновения налоговой право- и дееспособности физического лица, по меньшей мере преждевременно. Конечно, эти вопросы должны решаться в комплексе. Ведь до сих пор мы не можем однозначно дать ответ на вопрос, скажем, с какого момента лицо должно зарегистрироваться как плательщик налогов? Закон не только не дает однозначного ответа на этот и многие другие вопросы, но и не содержит формулы, по которой мы сами для себя могли бы этот ответ вывести.

Бесспорно, существующее состояние дел в сфере налогового регулирования вызывает недоумение иностранцев, сожаление отечественных предпринимателей и, очевидно, ничего кроме безразличия у власть имущих. Запуганные очередными «мерами, направленными на улучшение администрирования налогов», на которые так богато украинское правительство, предприниматели не поднимают голос, боясь навредить себе. Кажется, большинство из них не знает, что может быть лучше, по-другому, а решая заниматься бизнесом они сознательно берут на себя «риски налогового беспредела» государства по отношению к себе. Однако, как доказывает пример нашего «авторитарного» северного соседа, государство (ни отдельно взятые чиновники, а именно государство) ничуть не теряет при введении минимальных норм, гарантирующих права налогоплательщиков, делающих правила игры более определенными. И действующий с 1998г. системный налоговый закон является тому ярким доказательством. И наше общество вряд ли имеет право говорить о демократии как об одном из немногих своих достижений без введения четкого и прозрачного механизма защиты прав своих граждан в финансовой сфере, в основе которого лежит цивилизованный институт налоговой ответственности.

Гетманцев Данил
1 комментарий
Татьяна 
Январь 27, 2010 13:43

Спасибо большое за полезные статьи и профессиональное мнение!!! Вы мне очень помогаете.)))

еще коментарии
оставить комментарий
Имя *
Электронная почта *
Вебсайт *
Комментарий