Записи

хозяйственное право

Поверхностные признания

-

Специально для   газеты «Юридическая практика»

Нормы Закона о банкротстве, регулирующие признание сделки недействительной, требуют существенной доработки с учетом иностранного опыта.

Не секрет, что в украинских реалиях банкротство должника воспринимается, по большей части, как законное средство, чтобы избавится от нежелательных кредиторов и при этом сохранить наиболее ценные активы должника от притязаний взыскателей. Украинское законодательство ровно, как и судебная практика, до вступления 19.01.2013 года новой редакции Закона Украины «О неплатёжеспособности должника или признании его банкротом» (далее Закон о банкротство) не располагали достаточно эффективными инструментами позволяющими обеспечить защиту имущественных интересов конкурсных кредиторов в делах о банкротстве. В частности, кредиторы были лишены возможности обжаловать сделки, договора, имущественные действия должника, направленные на «вывод» активов, поскольку Закон о банкротстве не наделял их такими правомочностями, а общие положения ГК Украины о недействительности сделок не относил их к разряду «заинтересованных» лиц.

С 19.01.2013 года в Украине действует положения, ранее отсутствующие в отечественном законодательстве, но известные ещё со времён Древнего Рима, о недействительности сделок должника. Нормы о недействительности сделок охватываются статьёй 20 Закона о банкротстве, в которой говорится, что в определённых законом случаях сделки (договора) или имущественные действия должника, совершенные ним после возбуждения дела о банкротстве или на протяжении одного года, предшествующего возбуждению дела о банкротстве, могут быть соответственно признаны недействительными или опровержены хозяйственным судом в рамках дела о банкротстве по заявлению арбитражного управляющего или конкурсного кредитора.
Если обратиться к опыту наших соседей, например Российской Федерации, то нельзя не отметить, что институт недействительных сделок в её законодательстве о банкротстве достаточно хорошо разработан и может послужить для Украины образцом для дальнейшего усовершенствования отечественного законодательства по данному вопросу.

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 года №127-ФЗ с последующими изменениями (далее ФЗ о несостоятельности) содержит целую главу (ІІІ-1), посвящённую регулированию вопросов о недействительности сделок должника. Конечно, мы не будем передавать содержание всех девяти статей, упомянутой главы ФЗ о несостоятельности, но для понимания их сути, а также для дальнейшего  анализа статьи 20 Закона о банкротстве, мы остановимся на наиболее важных моментах.

ФЗ о несостоятельности определяет, что сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем законе (ч. 1. ст. 61.1.).

Данная норма интересна тем, что, во-первых разграничивает недействительные сделки на две категории: недействительные в соответствии с Гражданским кодексом и недействительные согласно ФЗ о несостоятельности, то есть указывает на различные основания и последствия недействительности, во-вторых относит к недействительным сделкам не только те, которые совершенны должником, но и заключённые другими лицами за счет должника. Последнее очень важно, поскольку, например, отсутствие в статье 20 Закона о банкротстве аналогичного положения, ведёт к тому, что абсолютно неоправданно выводится из под действия упомянутой статьи целый ряд сделок (действий), которые формально не совершенны непосредственно должником, но в результате которых, в пользу третьих лиц выбывает (отчуждается) имущество должника. К примеру, отчуждение имущества должника комиссионером или управляющим (в рамках договора управления имуществом) не охватываются определением недействительных сделок согласно Закону о банкротстве. В указанных случаях отчуждаемое имущество не принадлежит на праве собственности продавцу, но в силу договорных конструкций, отчуждатель на законных основаниях передаёт его в собственность третьим лицам от своего имени.

Правила ФЗ о несостоятельности могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством, процессуальным законодательством и другими отраслями законодательства РФ (ч. 3 ст. 61.1.).
Приведённая норма позволяет оспорить действия должника не только в сфере гражданско-правовых отношений, но и других отраслей законодательства, что немало важно. Так, имеют место случаи, когда должник, умышлено, начисляет и выплачивает своим отдельным должностным лицам заоблачные зарплаты (премии, бонусы и т.д.), что бы избавится от денежных средств, на которые могут претендовать будущее кредиторы. Или бывает по-другому, зарплаты начисляются, но не выплачиваться, тем самым формируется пул подконтрольных должнику кредиторов, получающих голоса в собрании кредиторов. В контексте описанного частного случая, авторами статьи 20 Закона о банкротстве упущен важный аспект, а именно чётко не определён спектр взаимоотношении в рамках, которых привила об оспоримых сделках, могут применяться. Это, в свою очередь, приведёт к тому, что сомнительные действия (сделки) должника, например, в трудовых правоотношениях будут допустимы, хотя в отдельных случаях они могут быть направлены на то, чтобы вывести имущество банкрота  из ликвидационной массы.

Последствия недействительности

Неправильным, не учитывающим разнообразие возможных ситуаций, по нашему мнению, является подход избранный украинским законодателем в применении последствий недействительности. Часть 2 статьи 8 Закона о банкротстве обязывает кредитора вернуть в ликвидационную массу имущество, полученное от должника, в случае признания сделки (договора) недействительной. Таким образом, независимо от того были ли действия кредитора и/или должника добросовестными, были сделки совершенны в рамках обычной хозяйственной деятельности должника или заключены на бирже, или во исполнение судебного акта, это не имеет никакого значения, так как последствия их недействительности одинаковые – вернуть все должнику. Вместе с тем, если мы посмотрим, как ФЗ о несостоятельности решает подобные вопросам, то мы увидим, что российский законодатель распределил оспоримые сделки на категории  и установил, в каких случаях они обжалуются и при каких условиях. Тем самым, учитывается целый ряд факторов, важных как для должника, так и кредитора, что ведёт к разумному ограничению права на обжалование сделок должника.

Нельзя оставить без внимания одно из оснований признания сделки недействительной, предусмотренное статьи 20 Закона о банкротстве, а именно принятие должником на себя залоговых обязательств для обеспечения исполнения денежных обязательств. Как уже отмечалось выше, Закон о банкротстве не ставить  последствия недействительности сделки в зависимость от добросовестности кредитора (в данном случае залогодержателя). Более того, Закон о банкротстве к описанному случаю не выдвигает каких-либо других дополнительных требований, то есть для оспаривания залога имущества должника достаточно лишь единственного обстоятельства – совершение такой сделки после возбуждения дела о банкротстве или на протяжении одного года, предшествующего такому делу. Ввиду этого, недобросовестный должник через контролируемого конкурсного кредитора может требовать признания сделки недействительной. Поскольку сделка о залоге, сама по себе, не предусматривает встречного исполнения должником каких-либо обязательств в пользу кредитора (залогодержателя), то вследствие признания её недействительной залоговое имущество возвратится должнику, без необходимости встречного исполнения в пользу кредитора. Таким образом, любой договор залога, заключённый должником за год до возбуждения дела о банкротстве, попадает в зону риска, и залогодатель может лишиться реального обеспечения. Очевидно, чтобы избежать подобных казусов Закон о банкротстве должен разграничить случаи добросовестности и недобросовестности кредитора в оспариваемом обязательстве.

В настоящее время тяжело оценивать эффективность статьи 20 Закона о банкротстве, так как её практическое использование не нашло ещё своего отражения в судебной практике ввиду короткого срока её действия. Вместе с тем, мы не можем отметить полезность данного института для  пресечения, в том числе превентивного, нечестных действий должника по отношению к конкурсным кредиторам. Конечно, нормы Закона о банкротстве в части регулирования  оспоримых сделок требуют существенной доработки, в том числе, с учётом опыта других стран, так как они содержат целый ряд недостатков, позволяющих вполне законным путём нивелировать их предназначение – защиту имущественных интересов кредиторов в делах о баронстве должника.

Шаповал Богдан
оставить комментарий
Имя *
Электронная почта *
Вебсайт *
Комментарий