Записи

fun

Политика в гостях у уголовного права

104

«Амнистия Евромайдана» или незаконный закон

19 декабря 2013 года  Верховный Совет Украины принял Закон Украины «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний».

Попробуем проанализировать и посмеем дать правовую оценку сему нормативно-правовому акту.

Касательно анализа, то хоть закон и не многословен, он состоит из 5-ти статей, содержащих 6 предложений (в четверной статье аж 2 предложения), по своему социальному значению он ни чем не уступает своему одиннадцатистатейному «коллеге-побратиму» о НДС.

Поэтому, значение нужно предавать всему, даже названию, и как оказывается не зря. Так, заголовок закона очертил сферу его действия – «событий, которые имели место во время проведения мирных собраний». Прошу обратить внимание на последние 2 слова «мирные собрания». Однако, уже в ст.1 чудным образом это социально явление исчезает, и норма повествует так: «освободить от ответственности лиц, которые были участниками акций протеста и массовых мероприятий» и т.д. То есть законодателя можно понять так: «освободить от ответственности лиц, которые были участниками злобных (агрессивных, воинственных) акций протеста и массовых мероприятий»? Изучив пояснительную записку к законопроекту, можно утверждать, что сужение до категории «мирный» (отображенная в названии) действительно где-то затерялась на пути между идеями субъекта законодательной инициативы и текстом, вышедшим из под его пера (или принтера).

С одной стороны это же здорово, что круг лиц, попадающих под государственную милость, ничем не сужается. Но с другой, не будем забывать, что правовая система Украины пропитана воинственным позитивизмом и заморские категории, как «дух закона», «обычай», «разумные основания» и другие фразы из американских сериалов про адвокатов нам чужды. Однако здравый смысл еще никто не отменял, поэтому просто невозможно допустить себе ситуацию, когда правоохранительные органы не будут иметь вопросов к лицу, которое неподалеку от центральных улиц любого города зайдет с решительными намереньями в отделение банка и вымолвив почти заклинание: «Это акция протеста против засилья денег в нашей стране! Деньги прочь!» попросит положить эти презренные бумажки в свою сумку. Абсурд, правда?

Поэтому, конкретизаций за какие именно действия лицо освобождается от уголовной ответственности в новом законе сильно не достает.

Из этого вытекает следующий вопрос, продиктованный практикой событий. Если представить, что предложенным законом постановлено освободить от ответственности лиц, которые были участниками акций протеста и массовых мероприятий и в пылу выражения гражданской сознательности допустили массовые беспорядки (ст.294 УК), покушение на убийство работника правоохранительного органа в связи с выполнением этим работником служебных обязанностей (ст.348 УК), хулиганство (ст.296 УК), групповое нарушение общественного порядка (ст.294 УК) и возможно массу других «шалостей», вплоть до ст.289 УК – незаконного завладения транспортным средством (ну не пешком же протестовать), то как быть с ч.2 ст.263 УК – ношение кастетов или другого холодного оружия без предусмотренного законом разрешения? Ведь с 21 ноября 2013 года не только брусчатка стала оружием пролетариата… Значит, и для таких случаев новый закон дает освобождение от ответственности лицам, которые были участниками акций протеста и массовых мероприятий. А таких случаев множество, выявленных или латентных, которые путем комбинации статей УК заводят в большее недоумение.

А теперь вернемся к нашему «борцу с деньгами» и получается, что для него совсем «не грехом» на «акцию протеста», исключительно для убедительности, будет захватить одну-две единицы огнестрельного оружия или друзей с таким оружием (с друзьями даже надежней попасть под действие закона, т.к. безусловно появляется нужный признак – «массовое мероприятие»).

Другой бомбой, заложенной в принятом законе, является период, за который совершенные деяния попадают под безусловную индульгенцию. Так, в законе говорится, что «освобождаются от ответственности лица, которые были участниками акций протеста и массовых мероприятий в период с 21 ноября 2013 года и до дня вступление в силу данного закона» (ст.1) А ст.5 определяет когда именно вступает в силу закон – с дня, следующего за днем его опубликования.

Согласимся, что юридическая ответственность имеет множество видов, форм по разным критериям и классификациям. В теории права не менее важным является подход к освобождению от юридической ответственности. Однако все, что касается уголовной ответственности подлежит тщательному изучению, поскольку данная отрасль права как ни какая влияет на человеческую судьбу за краткий промежуток времени. Так же это чуть ли не единственная отрасль права, в которой отсутствует законный «институт» – «ручки отматывания назад». Поэтому, в данной статье умышленно уделено внимание уголовно-правовому аспекту анализируемого закона, хотя его нормы так же распространяются на освобождение от административной ответственности.

Поэтому, придется также согласиться, что в уголовном праве не может быть перспективного освобождения от уголовной ответственности за неограниченные составы преступлений и неограниченные по степени тяжести совершенных преступных деяний. Данный случай беспрецедентный как в новейшей истории Украины, так, похоже, и истории других цивилизованных стран.

Суть бомбы заключается в том, что после подписания закона Президентом Украины (в порядке Конституции Украины) и его опубликования в определенный день появляется объективная 100%-я уверенность в том, что на следующий день после этого закон вступит в законную силу.

Таким образом, любой гражданин Украины, иностранец или лицо без гражданства в день опубликования закона получает абсолютно законную, ничем не ограниченную (без последующей юридической ответственности) возможность совершить любое преступление во время акций протеста и массовых мероприятий. Так же это беспрецедентная индульгенция будет работать и в день вступления в силу закона, поскольку ст.1 четко установила: «до дня вступление в силу данного закона». В юриспруденции предлоги «до» и «по» имеют существенное отличие, т.к. первый отождествляется с термином «включительно», а второй «не включая».

И если по второму дню можно долго спорить и даже открыть научную дискуссию на тему «До не По», то по поводу дня, когда наш «борец с деньгами» сутра купит газету «Голос Украины» с опубликованным законом, вызывает огромное опасение.

Наверное лишне, но все же хочется сказать, что закон (любой) не может (точнее не должен, потому что как оказывается может) содержать подобного рода казусы.

 Однако покончим с анализом и приступим к правовой оценки принятого закона. Отличие заключается в том, что выше закон был проанализирован с точки зрения, если бы он был законным (забегая вперед скажем – он незаконный, а термин неконституционный до решения Конституционного Суда Украины употреблять некорректно).

Самый главный вопрос, который возникает к принятому закону – это его правовая связь с уголовно-нормативной «семьей».

Согласно ч.3 ст.3 УК (законодательство Украины об уголовной ответственности) «преступность деяния, а также его наказуемость и другие криминально-правовые последствия определяются только этим Кодексом». Принятый закон не определяет преступность деяния, его наказуемость, однако жестко пытается регулировать другие криминально-правовые последствия. Хоть данный термин и является «размытым», догадки подтверждаются двумя (имеющимися под рукой) Научно-практическими комментариями Уголовного кодекса Украины, которые в «другие криминально-правовые последствия» включают освобождение от уголовной ответственности, назначение наказания, освобождение от него и его отбывания, судимость и т.д. Нормативным подтверждением этого является ч.1 ст.44 УК: «лицо, которое совершило преступление, освобождается от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных этим Кодексом».

То есть, материальные нормы, связанные с освобождение от уголовной ответственности регулируются исключительно Уголовным кодексом Украины. Последний содержит 23 основания освобождение от уголовной ответственности: 5 общих и 18 специальных.

Не поленимся их отметить, общие: в связи с действенным раскаянием (ст.45); в связи с примирением виновного с потерпевшим (ст.46); в связи с передачей лица на поруки (ст.47); в связи с изменением обстоятельств (ст.48); в связи с окончанием сроков давности (ст.49). И специальные, т.е. по основаниям, которые предусмотрены за конкретные деяния и отображенные в Особой части УК: ч.2 ст.114; ч.3 ст.176; ч.4 ст.212; ч.2 ст.255; ч.2 ст.358-3; ч.4 ст.258-5; ч.6 ст.260; ч.3 ст.263; ч.4 ст.289; ч.3 ст.307; ч.4 ст.309; ч.4 ст.311; ч.5 ст.321; ч.4 ст.321-1; ч.5 ст.354; ч.5 ст.368-3; ч.5 ст.368-4, ч.6 ст.369 УК.

В свою очередь принятый закон своим содержанием выражает полную автономию от других нормативно-правовых актов и никаких изменений в УК или УПК не вносит.

Во-вторых, принятый закон не согласовывается с порядком и процедурой освобождения от уголовной ответственности.

Так, согласно ч.2 ст.44 УК «освобождение от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных этим Кодексом, осуществляются исключительно судом. Порядок освобождения от уголовной ответственности устанавливается законом». Однако, ст.2 принятого закона предлагает нам такую процедуру: «все уголовные производства, открытые по поводу событий, указанных в ст.1 закона, подлежат закрытию», а ст.4 закона устанавливает для «уполномоченным органам принять решения, которые вытекают из закона в течение 10 дней с дня вступления закона в законную силу».

То есть принятый закон предписывает освобождать от уголовной ответственности, действующий УК императивно обязывает осуществлять это в порядке, установленном законом, а ни УПК, ни принятый закон не определили  такой порядок освобождения от уголовной ответственности.

Из логики закона, а именно из его ст.1 и ст.4 вытекает, что законодатель задумал освободить всех от уголовной ответственности в только ему понятном автоматическом режиме, как максимум закрепив это событие постановлениями следователей и прокуроров о закрытии уголовных производств, которые должны быть вынесены в течение 10-ти дней.

Выше заявлялось, что понятие «дух закона» чужд украинскому правоохранителю и очевидно, что ни следователи, ни прокуроры не пойдут на должностное преступление превышения власти или служебных полномочий и не будут освобождать от уголовной ответственности, подменяя собой суд. Максимум, что в их компетенции – закрывать уголовные производства.

Далее речь пойдет о некритическом, но противоречии принятого закона Уголовному процессуальному кодексу Украины. Последний в своей ч.2 ст.1 установил, что «уголовное процессуальное законодательство Украины состоит из соответствующих положений Конституции Украины, международных договоров, согласие на обязательность которых предоставлено Верховным Советом Украины, этого Кодекса и других законов Украины». Именно формулировка «другие законы Украины» дает сомнительную возможность на существование (хотя бы в процессуальной части) принятого закона.

Статья 3 принятого закона гласит, что «новые уголовные производства не могут быть открыты по поводу событий, определенных статьей 1 закона», однако эта же статья грубо противоречит ст.214 УПК, согласно которой следователь, прокурор безотлагательно, но не позже 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении или после самостоятельного выявления им из любого источника обстоятельств, которые могут свидетельствовать о совершении уголовного правонарушения, обязан внести соответствующие сведения в ЕРДР и начать расследование.

А из этого противоречия вытекает очередная бомба «революционеру»: поскольку согласно принятого закона реально освободиться от уголовной ответственности шансы есть только у лиц, чьи уголовные производства на момент вступления в силу закона уже будут переданы в суд с обвинительным актом.

Все же остальные привлеченные (сообщенные о подозрении) или не привлеченные лица будут довольствоваться только закрытыми уголовными производствами, поскольку принимая закон, законодатель фактически не позаботился о них, о полной процедуре очищения от уголовной ответственности по средством суда. А это значит, что в случае внимательного взгляда Конституционного Суда Украины на принятый 19.12.2013 года закон, шансы на его выживание ничтожны (вспомним только отмену политической реформы 2004 года), а это значит, в месте с законом исчезнет и хрупкий щит ст.3 этого закона. И в случае открытия новых производств, сообщений о подозрении норма о невозможности привлечения к уголовной ответственности за то же преступление более одного раза нарушена не будет.

Из вышеизложенного напрашивается единственный вывод – не так страшно влияние политики на право, как правотворчество «на коленке».

Толкачев Ярослав
оставить комментарий
Имя *
Электронная почта *
Вебсайт *
Комментарий