Записи

Уголовное право

У семи нянек дитя без глазу или «Амнистия Евромайдана»: попытка №2

103

16 января 2014 года Верховный Совет Украины после доработки и политических дискуссий принял Закон Украины «О внесении изменений в Закон Украины  «Об устранении негативных последствий и недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний» путем его изложения в новой редакции.

Даже поверхностный взгляд на обновленный документ приводит к заключению, что добавилось не только количество статей, но и их смысловое наполнение, что не может не вселять оптимистических настроев в революционную душу.

Предлагается не отступать от заданной законодателем тенденции, который с завидным упорством прилагает все свои интеллектуальные потуги к гуманизму, и снова проанализировать опубликованный текст с двух сторон: нормативно-правового регулирования по принципу «если бы он был законный»; и попытаться обосновать, от чего принятый закон продолжает оставаться вне закона.

Во-первых, законодатель четко, и на этот раз действительно четко и не двузначно, определил составы преступлений, предусмотренных УК, за совершения которых лица освобождаются от уголовной ответственности. Не будет лишним расшифровать цифры этих составов на слова:

- ст.109 Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти;

- ст.122 Умышленные средней тяжести телесные повреждения;

- ст.161 Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или религиозных убеждений;

- ст.171 Препятствие законной профессиональной деятельности журналистов;

- ст.185 Кража;

- ст.194 Умышленное уничтожение или повреждение имущества;

- ст.259 Заведомо неправдивое сообщение об угрозе безопасности граждан, уничтожения или повреждения объектов собственности;

- ст.279 Блокирование транспортных коммуникаций, а также захват транспортного предприятия;

- ст.289 Незаконное завладение транспортным средством;

- ст.293 Групповое нарушение общественного порядка;

- ст.294 Массовые беспорядки;

- ст.295 Призывы к совершению действий, которые угрожают общественному порядку;

- ст.296 Хулиганство;

- ст.341 Захват государственных или общественных зданий или сооружений

- ст.342 Сопротивление представителю власти, работнику правоохранительного органа, государственному исполнителю, члену общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащему, уполномоченному лицу Фонда гарантирования вкладов физических лиц;

- ст.343 Вмешательство в деятельность работника правоохранительного органа, работника государственной исполнительной службы;

- ст.345 Угроза или насилие относительно работника правоохранительного органа;

- ст.348 Посягательство на жизнь работника правоохранительного органа, члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы или военнослужащего;

- ст.349 Захват представителя власти или работника правоохранительного органа как заложника;

- ст.365 Превышения власти или служебных полномочий;

- ст.376 Вмешательство в деятельность судебных органов;

- ст.382 Невыполнение судебного решения;

- ст.386 Препятствие явки свидетеля, потерпевшего, эксперта, принуждение их к отказу от дачи показаний или заключения.

К изложенному необходимо добавить, что законодатель охватил все части всех указанных статей УК без взирания на квалифицирующие признаки, особенно такие как «организованной группой», «повторно», «что причинило тяжелые последствия» и т.д. Явление беспрецедентное для украинского права, но в какой-то момент такая милость должна же была сниспослана.

Во-вторых, документом обозначен субъектный круг лиц, подлежащих освобождению от уголовной ответственности: лица, совершившие перечисленные преступления, при условии, что эти преступления связаны с массовыми акциями протеста, которые начались 21 ноября 2013 года.

В-третьих, в документе обозначен (на сей раз как положено – ретроспективно) период, за совершение преступлений в который лица освобождаются от уголовной ответственности: с 21 ноября по 26 декабря 2013 года.

Нельзя не отметить, что принятый документ является значительным прогрессом в сфере правотворчества, однако со скептической стороны к нему все же остаются определенные нарекания.

Так, документом обозначен, но не определен субъектный состав лиц, которые освобождаются от уголовной ответственности. В том числе это связано с широким составов преступлений, за которые даровано прощение. Если появление в документе ст.289 УК (незаконное завладение транспортным средством) объясняется наличием общего уголовного производства №12013110060009084, в рамках которого проходят «бульдозеристы», то освобождение воров (ст.185 УК) от уголовной ответственности является, прямо скажем, неожиданностью.

Мониторинг новостей дает подсказку, что данный состав был введен для прекращения уголовного производства (без подозреваемых) по факту кражи имущества из здания Киевской городской государственной администрации. Однако здравый смысл и неудержимое воображение наводит на опасение, что таким образом можно абсолютно легально закрыть все уголовные производства по факту краж (в том числе, с проникновение, в особо крупных размерах) в период с 21 ноября по 26 декабря 2013 года, совершенных «где-то в районе центра», при этом установленный реальный криминальный элемент получит освобождение от уголовной ответственности. Кроме того, остается открытым вопрос розыска украденного имущества и возврата его законному собственнику либо взыскания ущерба с преступника. Это может касаться любого потерпевшего и непременно касается имущества, украденного у Киевской городской государственной администрации. Если государство готово так легко расстаться со своим имуществом, то возникают неудобные вопросы: 1) в полной ли мере государство выполняет свои функции в части охраны имущества (своего, народного); 2) «а был ли мальчик?» в части украденного из здания КГГА.

Но, не предаваясь меркантильным вопросом и продолжая тему субъектного состава, остается отметить, что в документе обозначены 3 состава УК, причастность к совершению которых возможна не только революционерами: ст.122 (умышленные средней тяжести телесные повреждения), ст.171 (препятствие законной профессиональной деятельности журналистов) и ст.365 (превышения власти или служебных полномочий).

И если по первым двум нужно обосновывать (во-первых, средней тяжести телесные повреждения, причиненные представителю правоохранительного органа охватываются другими составами, за которые наступила индульгенция (такие как сопротивление, посягательство на жизнь работника), во-вторых, факты препятствия профессиональной деятельности журналистов могли допустить и работники правоохранительных органов, и революционеры), то по поводу ст.365, субъектами преступления превышения власти или служебных полномочий могут быть исключительно служебные лица.

Вышеуказанная ремарка приведена не из соображений критики, а исключительно ради размышления о том, что депутатская милость не обошла работников милиции, чиновников и представителей новой, но прогрессивной профессии участников массовых акций, самым известным из которых стал Вадим Сергеевич Титушко.

В-четвертых, принятый документ является не только законом, которым предусмотрено освобождение от уголовной ответственности, но и законом, который объявляет амнистию в Украине.

Статья 2 принятого закона так и предписывает: освободить от наказания в виде лишения свободы на определенный срок и от других наказаний, не связанных с лишением свободы, в порядке и на условиях, определенных законом лиц, которые осуждены за совершение преступлений, перечисленных выше.

Касательно применения принятого закона (ст.5), то тут законодатель не стал ломать копья и кратко, но четко, в общих чертах, выписал процедуру освобождения от уголовной ответственности, закрытия уголовных производств, схожую с той, которая предусмотрена в действующем УК и УПК. Существует только одно отличие (и его нельзя назвать недемократичным): п.4 ст.5 предусматривает, что «фактовые» дела (т.е. без привлеченных к уголовной ответственности лиц) закрываются процессуальным руководителем (прокурором), хотя п.2 ч.3 ст.284 УПК возлагает закрытие таких дел на следователя.

Теперь предлагается проанализировать все элементы, которых недостает принятому документу, чтобы его можно было по праву считать полноценным членом правового семейства.

Во-первых, (и «в-главных») не устранено противоречие принятого документа действующему УК. Напомним, что согласно ч.3 ст.3 УК преступность деяния, а также его наказуемость и другие криминально-правовые последствия определяются только УК. В предыдущей статье доказывалось, что освобождение от уголовной ответственности регулируются исключительно УК.

Однако обновленный закон не вносит ни единого изменения в УК, а лишь в ст.7 предписывает, что положения Закона Украины «О применении амнистии в Украине», УК, УПК могут применяться при выполнении принятого закона в части, которой не противоречит ему.

Другими словами законодатель поставил принятый закон выше норм УК и УПК, при этом, продолжая политику «милости», позволил «старым» кодексам распространять свое действие, но ни в коем случае не противоречить новосозданному «шедевру». Граждане Украины, наверное, и не осознают, что в жизни всей страны был такой момент, когда сила и авторитет Уголовного кодекса были отодвинуты на второй план, в пользу амбициозного «собрата».

Во-вторых, принятый закон исключает право на реабилитацию. Согласно действующему порядку (ч.7 ст.284 УПК) закрытие уголовного производства при освобождении от уголовной ответственности судом в отношении подозреваемого или обвиняемого (подсудимого) не допускается, если подозреваемый или обвиняемый (подсудимый) возражают против этого. В этом случае уголовное производство продолжается в общем порядке, предусмотренном УПК.

Однако, ст.6 принятого закона содержит норму о том, что неприбытие в судебное заседание лиц, сообщенных о времени и месте рассмотрения их вопроса, не препятствует проведению судебного заседания.

Это норму нельзя трактовать иначе как то, что решение об освобождении лица от уголовной ответственности по ходатайству прокурора будет принято в любом случае (другого не предусмотрено) и без подозреваемого или обвиняемого, независимо от его воли.

И, в-третьих, согласно ч.2 ст.1 Закона Украины «О применении амнистии в Украине» амнистия объявляется законом об амнистии, который принимается в соответствии с положениями Конституции Украины, Криминального кодекса Украины и данного Закона.

Если на название принятого закона можно закрыть глаза (превалирование содержания над формой), то обязанность нового закона об амнистии соответствовать Закону Украины «О применении амнистии в Украине» никто не отменял.

А в ст.4 Закона Украины «О применении амнистии в Украине» императивно установлено, что амнистия не может быть применена к лицам, которые осуждены за преступления против основ национальной безопасности Украины. Кроме того, амнистия не может быть применена к лицам, относительно которых в течение последних десяти лет была применена амнистия или помилование, а так же которые не возместили нанесенные ими ущерб или не устранили причиненный преступлением вред.

Относительно первого, то ст.109 УК (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти) прочно разместилась в Первом разделе особенной части УК: «Преступления против основ национальной безопасности Украины». А по поводу второго, то ранее законодатель защитил экономические права граждан, про что в принятом законе было успешно забыто (ввиду наличия в ст.1 ряда составов, предусматривающих нанесения материального ущерба без процедуры его возмещения).

В связи с этим, представляется невозможным применение принятого закона без ущерба Закону Украины «О применении амнистии в Украине» до внесение в последний соответствующих изменений и без оговорок в принятом законе на особые случае исключений, предусмотренные действующим законом.

Подводя итоги предложенного обзора можно констатировать, что законотворчество все-таки ушло с «коленки», но попало в ленивые руки, неудосужившиеся провести более глубокую работу чтобы исполнить все принципы гуманизма. А поскольку над законопроектом работала группа специалистов, состоящих, в том числе, из защитников «освобождаемого народа» получилось как в старой поговорке: «У семи нянек дитя без глаза».

Толкачев Ярослав
оставить комментарий
Имя *
Электронная почта *
Вебсайт *
Комментарий