Записи

налоговое право

Налоговые декларации для всех — развенчание мифа о простой и легкой налоговой системе

images

Специально для «Зеркало недели. Украина» № 18-19

Наивно было бы полагать в феврале 2014-го, что украинская революция способна воплотить в жизнь миф о простой и легкой налоговой системе. Ведь постоянное усложнение налогообложения — это не просто модный мировой тренд. Сложностью и обременительностью процедур налоговые системы рефлексируют на развивающиеся экономические отношения, порою даже не поспевая за последними.

Чуть больше трех лет понадобились украинской революции, чтобы пройти путь от лозунга о “простой и понятной” девятиналоговой системы до всеобщего декларирования доходов как необходимого условия существования справедливого и эффективного налогообложения. Действительно, даже беглый просмотр законодательных инициатив правительства в сфере финансов последнего года вызывает стойкое чувство дежавю с инициативами Миндоходов 2013-го. Однако чувство это обманчиво.

Речь идет всего лишь о еще одной яркой и очевидной иллюстрации непреложного закона всех революций — любая успешная революция, в основе которой (полностью либо частично) лежит чрезмерное налоговое бремя, после своей победы всегда приводит только к увеличению налогообложения. В XVII в. весьма безобидные претензии короля Англии на право взимать дополнительные пошлины обернулись, после потери головы Карлом I на эшафоте, более чем двумястами налогами, введенными абсолютной властью протектората Кромвеля. Веком позже революция в США, вызванная введением в колонии сахарного акциза и безобидного гербового сбора, привела к становлению четкой системы федеральных акцизов и других сборов, взимаемых на территории США правительством. Отмена налогов в начале Великой французской революции стала утопией, от которой быстро отказались, введя новые платежи. Это только самые яркие исторические примеры, список которых пополнился и событиями из новейшей истории Украины.

Наивно было бы полагать в феврале 2014-го, что украинская революция способна воплотить в жизнь миф о простой и легкой налоговой системе. Ведь постоянное усложнение налогообложения — это не просто модный мировой тренд. Сложностью и обременительностью процедур налоговые системы рефлексируют на развивающиеся экономические отношения, порою даже не поспевая за последними. Скажем больше, в современных условиях фигурация налогообложения является единственным способом обеспечения его справедливости. Среди специалистов этот вопрос не вызывает сомнения, что, впрочем, не мешает политиканам и активистам спекулировать иллюзией для достижения своих меркантильных целей. Именно они подогревают и развивают наивную и бесхитростную веру несведущих в сказку о простых и низких налогах, порождая запрос общества (преимущественно необразованной его части) на то, что американцы называют tax cuts, когда хотят освободить от налогов богатых, “защищая” права бедных.

Таким образом, возврат постреволюционного правительства к идее всеобщего декларирования вполне закономерен. А законодательная норма, устанавливающая правило о том, что декларации должны подавать все или почти все (кроме пенсионеров и тех, кто получает доходы только по одному месту работы), справедлива, обоснована и необходима. Почему? Давайте разберемся.

Налоговые аргументы

Начнем с недостатков всеобщего декларирования. Институт без сомнения обременяет налогоплательщика дополнительными обязанностями по учету и исчислению своего дохода и собственно декларированию, т.е. ежегодной подаче декларации налоговому ведомству, содержащей данные о его доходах. Выполнение данной обязанности занимает время. В США налогоплательщики (по данным соцопросов) тратят в год больше времени на соблюдение налоговых процедур, чем на секс. При этом вряд ли от декларирования налогоплательщик получает больше удовольствия. Нет, мы не пытаемся утверждать, что декларирование мешает воспроизводству населения в США, мы приводим статистику, которая очевидно свидетельствует о том, что налоговый учет и отчетность занимают достаточно много времени, что несущественно, но все же влияет на макроэкономические показатели страны в целом.

Кроме того, всеобщее декларирование банально стоит налогоплательщикам денег. Тех кровно заработанных доходов, часть которых налогоплательщик тратит на оплату услуг армии аудиторов, бухгалтеров и налоговых адвокатов, специализирующихся на непростом подоходном налоге. В тех же США налоговые адвокаты могут заниматься не просто налогом на доходы, но специализироваться на отдельной его части. Налоговый кодекс США, регулирующий взимание income tax, насчитывает 74 608 страниц. К слову, за последние 100 лет он вырос в 187 раз! Разобраться в нормативном акте такого объема простому смертному сложно самостоятельно, что делает необходимой весьма недешевую помощь специалиста. Ведь неисполнение или не полное исполнение своей обязанности по декларированию и уплате налога влечет за собой ответственность налогоплательщика вплоть до уголовной.

Юридическая ответственность — это еще одно негативное последствие всеобщего декларирования для налогоплательщика. Очевидно, что налоговое декларирование влечет за собой расширение прав и, главное, возможностей контролирующих органов, получающих не только огромную базу данных, но и право привлечь к ответственности не налогового агента, а непосредственно налогоплательщика. Для государства открываются также возможности контроля над затратами налогоплательщика, от которого со временем могут потребовать тратить только те деньги, происхождение которых он может объяснить. Об этом, к слову, уже зашла речь в правительстве.

Казалось бы, негативов достаточно для того, чтобы отказаться от идеи всеобщего декларирования. Однако не все так просто. На самом деле каждый минус института превращается в плюс, если рассмотреть его под другим углом.

Да, всеобщее декларирование сложнее для налогоплательщика. Но именно оно может обеспечить широкое использование прогрессии в налогообложении дохода. Умеренная прогрессия (несколько ступеней с шагом в 5%) нужна и важна для справедливости налогообложения, обеспечиваемой путем жертвы равной ценности налогоплательщиками с высоким и низким доходом. Ведь очевидно то, что ценность гривни в доходе богатого и гривни в доходе бедного для них являются различными. Кроме того, прогрессия попросту увеличит поступления в бюджет. Отметим, что стоимость взимания прогрессивного налога выше стоимости взимания flat tax. Мы уже говорили о затратах на учет, аудит и декларирование налоговых обязательств. Однако, по нашему мнению, это справедливая цена.

Только в рамках всеобщего декларирования может быть реализован проект посемейного налогообложения доходов, успешно функционирующий в развитых странах. Такой подход к исчислению дохода позволяет укрепить институт традиционного брака — основы успешно развивающегося общества. Исчисление дохода с учетом налоговых вычетов всей семьи, в том числе иждивенцев, дает традиционным
семьям право на дополнительные налоговые вычеты по сравнению с индивидуальными налогоплательщиками, ставя семью в более выгодное положение. Решению о ведении посемейного налогообложения должна предшествовать широкая общественная дискуссия. Как компромиссный вариант возможно предусмотреть в законодательстве два альтернативных способа налогообложения доходов (посемейный и индивидуальный).

Еще одним преимуществом всеобщего декларирования является возможность более широкого использования механизма налоговых вычетов, что приближает объект налогообложения — доход — к чистому доходу, уменьшая его на те затраты налогоплательщика, которые не могут и не должны облагаться налогом (затраты на уплаченные по кредитам проценты (речь не идет о потребительском кредитовании), медицинское обслуживание, образование, уплаченные налогоплательщиком другие налоги, плата за наём жилья и коммунальные платежи, возможно, отдых на территории Украины и т.д.). Это, конечно, уменьшит поступления в бюджет, но это — допустимые потери, если мы говорим о справедливости налогообложения и поддержке определенных отраслей отечественной экономики.

Больше чем налоги

Мы полагаем, что ценность всеобщего декларирования для общества выходит далеко за пределы налогообложения как такого. Говоря о всеобщем декларировании, мы ведем речь не только и даже не столько о налогах, сколько о взаимосвязи, взаимных правах и обязанностях лица, государства и общества. Эта тема намного шире, чем кажется на первый взгляд.

Каждый день нас повсюду окружают налоги. При совершении сделок, приобретении товаров, получении дохода государство залазит в карман налогоплательщика тем незаметнее, чем четче и эффективнее построен процесс взимания налога. По большому счету государству выгодна существующая система взимания подоходного налога. Проведите эксперимент, задайте вопрос соседям о том, сколько они заплатили налога на доходы в прошлом месяце. Никто не скажет точную сумму. Мы не осознаем даже самого факта платежа налога, не мыслим его как лепту в общее благо. Мы просто не замечаем того, насколько дорого нам с вами обходится государство.

Скажем больше. По древней славянской традиции мы никогда не воспринимаем государство как организацию, существование которой оплачиваем мы с вами. Наш Левиафан не просто в один момент вышел из-под контроля, разорвав сковывающие его цепи, он никогда под контролем и не был. Наш зверь всегда властвовал над нами, отбирая подобно мелкому средневековому феодалу все то, что может отдать его вассал без риска восстания. Такое мировосприятие есть наша традиция, вплетаемая тысячелетиями льняной суровой нитью в культурный код народа. Отсюда и вера в доброго царя, и возведение государства на трон патернализма, и присущий нам гражданский инфантилизм, и многие другие комплексы, прочно укоренившиеся на уровне нашего подсознания. Многовековую культурную традицию нельзя разорвать в одночасье, однако это не значит, что ее нельзя хотя бы частично адаптировать к современному миру, изменить, постепенно прививая сначала элите, а затем и всему народу ценности, присущие нациям, стоящим выше нас на лестнице прогресса.

Возможно, это прозвучит пафосно, но всеобщее декларирование стоит в ряду мер, которые воспитывают правильное понимание роли государства в обществе, необходимое для развития народа в современном мире. Оно дает осознание того, сколько конкретных денежных единиц мне, конкретному гражданину стоит в день, в месяц, в год государство, которому я плачу налоги. Оно порождает мое право встречного требования справедливого прозрачного и эффективного использования моих денег, а также качественного предоставления оплаченных моими налогами государственных услуг. И пусть сумма налога экономически не эквивалентна стоимости государственной услуги, пусть я вообще не воспользуюсь конкретной услугой. Но осознание себя заказчиком коллективных государственных услуг, оплатившим сполна свою долю их стоимости, смещает акценты в сознании налогоплательщика, переворачивая природу отношений между ним и государством из дуэта “помещик — крепостной” в пару “исполнитель — заказчик”. Осознание своего имущественного участия в обеспечении жизнедеятельности государства порождает мое безоговорочное право участвовать в управлении им. Не заезженную в учебниках по конституционному праву иллюзию о народе как источнике власти, а конкретное, зиждущееся на отчужденном мною имуществе право требовать!

Осознавая себя не тем, у кого отбирают, а тем, кто содержит, платит за государство, я начинаю по-другому относиться не только к власти, но и к согражданам, реципиентам государства. Мы все вместе, кто живет, работает и получает на определенной территории, объединяемся одним общим делом — за свой счет мы содержим общественный институт власти, который пусть и не юридически, но принадлежит нам. Пусть даже условно, но мы превращаемся из сограждан в “сособственников”. Такой подход к понимаю права на государство (сродни праву собственности), выраженный опять-таки в конкретных денежных единицах, объединяет гораздо сильнее, чем любой лозунг о единстве правого и левого берегов Днепра, ведь имущественные вопросы намного более предрасполагают к восприимчивости обывателя, чем любые, пусть даже самые яркие, идеологические лозунги.

Кардинально меняется отношение налогоплательщика, сознательно платящего налог на основании декларации, и к уклонению от налогообложения. Если ранее я его одобрял, т.к. нет ничего несправедливого в уклонении от узаконенного грабежа, то сейчас я осуждаю уклоняющегося от налогообложения соседа, который тем самым не только не участвует в финансировании реализации нашего общего интереса, но и залазит в карман мне, перераспределяя на добросовестных плательщиков свое налоговое бремя.

Пьер Бурдье, а за ним и Лоуренс Харрисон вывели понятие “культурного капитала” как одного из факторов, необходимых для экономического процветания народа. Культурный капитал является совокупностью ценностей, верований, установок, ведущих общество к достижению целей Всеобщей декларации прав человека ООН. Проанализировав несколько десятков современных цивилизаций, Л.Харрисон пришел к выводу, что более успешны на пути прогресса народы, культура которых обладает определенными ценностями (верховенство права, честная игра, индивидуальные права, ограничение государственной власти, религиозная свобода и т.д.), которые нам, к сожалению, характерны в меньшей мере. Без совокупности этих признаков “характера” народа (об этом же другими словами говорил более 100 лет назад Г.Лебон) высоких показателей благосостояния или прогресса достичь невозможно.

Мы не можем согласиться с откровенно попахивающей шовинизмом теорией Л.Харрисона, ведь, исторический путь у каждого народа свой, а его благосостояние не измеряется исключительно цифрами прироста ВВП. Однако здравое зерно в теории, безусловно, есть, и состоит оно в том, что, если мы действительно не хотим плестись в хвосте экономического прогресса, мы должны не только номинально, но и реально принять такие ценности, как, в частности: доверие друг к другу, важность крепких общественных связей, ответственность перед обществом как элиты, так и простых граждан, верховенство права. И мы полагаем, что всеобщее декларирование — не залог, но первый серьезный шаг на этом пути, доказательством чему может служить всеобщее декларирование в США, где только в 2014 г. декларации подали 139,6 млн налогоплательщиков. Этот институт не должен вызвать негатив, но объединить нас как нацию не на этнической, но на национальной основе в современном понимании этого термина. Объединить сопричастностью к общему делу, нашему государству. Ведь как верно отметил Густав Радбрух, народ становится нацией не тогда, когда стремится к национальной самобытности, но лишь когда самозабвенно посвятит себя выполнению общих задач. 

Понятно, что всеобщее декларирование будет иметь (как и в случае с электронным декларированием антикоррупционных активистов) весьма положительное влияние на противодействие коррупционным проявлениям в обществе. Ведь глупо рассчитывать на уменьшение коррумпированности всего общества, обязав декларировать доходы и расходы только самих чиновников.

Еще одним очевидным позитивом всеобщего декларирования является возможность и необходимость содержать в порядке свои финансовые дела. Понимать, чем человек владеет и сколько доходов получает. Весьма редкое качество для нас, чьи отцы и деды жили от зарплаты до зарплаты. Возможно, вас это удивит, но четкое понимание своего текущего финансового состояния является загадкой для подавляющего большинства украинцев. Бесспорно, это отнимает время, требует дополнительных действий и усидчивости, однако это же позволяет самоорганизовать себя, воспитать в себе так необходимую нам всем бережливость — также одну из составляющих успеха нации по Л.Харрисону.

Налоговая амнистия

Очень важно отметить, что введение механизма всеобщего декларирования невозможно без качественно проведенной налоговой амнистии. Она создаст необходимые предпосылки для того, чтобы не только в полном объеме реализовать преимущества института, но и легализовать “серый” капитал, накопленный украинскими налогоплательщиками на протяжении всего периода украинской независимости.

Огромные “серые” доходы были получены гражданами если и без прямого нарушения закона, то уж точно в его обход, без уплаты государству обязательных платежей, сопутствующих их получению. Автоматически большая часть украинских граждан оказалась не способна объяснить происхождение доходов, перейдя в разряд потенциальных правонарушителей. И речь здесь идет не столько о доходах вследствие преступной или коррупционной деятельности, сколько о получаемых большей частью украинского населения из источников, общепризнанных в нашем обществе, но последовательно отрицаемых законом. При этом в целом добросовестный налогоплательщик фактически удерживается от декларирования своих доходов, с одной стороны, обязательствами перед другими участниками отношений (напр. работодателем), с другой — грузом предыдущих лет систематического уклонения от налогообложения, ответственность за которое делает бессмысленным перевод его финансовых дел в правовое поле на будущее.

В то же время государство не в состоянии эффективно бороться с уклонением от налогообложения, сталкиваясь с невозможностью доказать незаконность происхождения любых — как маленьких, так и больших — состояний. Ведь налогоплательщик старше 30 лет всегда может объяснить источник происхождения своих средств получением их в период становления украинской независимости, когда доходы не только не подлежали обязательному декларированию, но и не всегда облагались налогом. Для нас очевидным является, что амнистия капиталов должна быть оплатной, проходить только в мирное время и при условии политической стабильности в стране (и, соответственно, доверия правительству), а также сопровождаться широкими гарантиями освобождения от любой ответственности всех плательщиков, принявших в ней участие. Проведение амнистии должно широко сопровождаться разъяснительной работой СМИ.

Очевидно, что (кроме остальных преимуществ) всеобщее декларирование, введенное после грамотно проведенной налоговой амнистии, дает налогоплательщику уникальную возможность начать свою финансовую жизнь заново, с чистого листа написав свою финансовую историю. Он получает легальные доходы, которые сможет открыто использовать и в Украине, и за рубежом, доходы, которые у него не может отнять произвол чиновника, капитал, который в полной мере защищается государством, являясь по меткому определению с 90-х абсолютно “белым”. Иными словами, налогоплательщик получает спокойствие в сегодняшнем и завтрашнем дне и полную защиту основы любого демократического общества — права собственности.

***

Мы можем воспринимать всеобщее налогообложение как очередную попытку наступления на права граждан, несправедливый способ латания дыр государственного бюджета за счет бедных украинцев, или просто называть предложение правительства попыткой установления налоговой тирании. И будем правы с точки зрения ограниченных собственными комплексами, агрессией и врожденной подозрительностью сознания людей, закрытых миру, избегающих и противостоящих прогрессу, отрицающих то, что мир быстро развивается, становится сложнее, идет дальше с нами или без нас. Тогда, вероятно, мы отсрочим введение всеобщего декларирования еще на какое-то время, разменяв борьбу за свое будущее на покой статуса кво. Но мы можем и принять неизбежность внедрения всеобщего декларирования, осознав, что подача декларации намного нужнее самому налогоплательщику, чем государству, которое до сих пор полностью удовлетворяется взысканием налогов силами налоговых агентов, воспринять важность, правильность и справедливость такого института, нужность его для государства, общества, будущего нас и наших детей. Решать нам…

Гетманцев Данил
оставить комментарий
Имя *
Электронная почта *
Вебсайт *
Комментарий